Какие условия исключают уголовную ответственность?

Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность

Какие условия исключают уголовную ответственность?

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КЕМЕРОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ПО УГОЛОВНОМУ ПРАВУ

на тему:

«Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность»

Выполнил: студент гр. Ю-991

Лякин В.Е.

Проверила:

Бунина С.В.

Кемерово 2001

I.Понятие обстоятельств, исключающих уголовную

ответственность……………………………………………… 3 стр.

II. Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность.. 8 стр.

1. Необходимая оборона………………………………………. —

§1. Понятие необходимой обороны………………………… —

§2. Условия правомерности необходимой обороны,

относящиеся к посягательству……………………… 9 стр.

§3. Условия правомерности необходимой обороны,

относящиеся к защите от посягательства………….. 11 стр.

§4. Генезис института необходимой обороны в России.… 16 стр.

2. Причинение вреда при задержании лица, совершившего

преступление………………………………………………………. 18 стр.

3. Крайняя необходимость……………………………………. 22 стр.

4. Физическое или психическое принуждение……………… 26 стр.

5. Обоснованный риск………………………………………… 28 стр.

6. Исполнение приказа или распоряжения…………………… 31 стр.

III. Применение оружия сотрудниками органов правоохраны…. 33 стр.

IV. Заключение……………………………………………………… 34 стр.

V. Библиография…………………………………………………… 36 стр.

1. Список литературы…………………….……………………. —

2. Список источников…………………….……………………. —

I. Понятие обстоятельств, исключающих

В жизнивстречаются случаи, когда действие или бездействие, внешне сходное с преступлением и обычно влекущее уголовную ответственность, в данной конкретной обстановке имеет иное содержание и является общественно полезным, в связи с чем не признаётся преступлением. Применительно к такого рода ситуациям можно говорить об обстоятельствах, исключающих преступность деяния.

Обстоятельствами, исключающими преступность деяния всилу отсутствия противоправности и вины, признаются действия (бездействие), хотя внешне и сходные с деяниями, предусмотренными уголовным законом, и выражающиеся в причинении вреда правоохраняемым интересам, но совершенные лицом при осуществлении своего субъективного права, выполнении юридической обязанности или исполнении служебного долга с соблюдением условий их правомерности.

Вопрос о наличии обстоятельств, исключающих преступность деяния, возникает лишь тогда, когда причиняется вред правоохраняемым общественным отношениям и когда в Особенной части УК содержится соответствующий уголовно-правовой запрет[1]. Соответственно, лишь в воли законодателя ввести новые или убрать старые обстоятельства, благодаря которым лица, совершившие подобные деяние, могут избежать несправедливого наказания. И здесь мне кажется уместным сравнить несколько уголовных законов, чтобы рассмотреть данный вопрос не только в его статике, но и в динамике, развитии.

В советском уголовном законодательстве институт обстоятельств, исключающих преступность деяния, традиционно рассматривался как совокупность лишь норм о необходимой обороне и крайней необходимости[2], хотя другие правовые системы знают и иные ситуации. Например, в российском Уголовном уложении (1903 г.) закреплялся ряд обстоятельств, объединенных в две группы: исключающих виновность деяния (болезненное расстройство, недостижение возраста уголовной ответственности и др.) и исключающих противоправность в причинении вреда (исполнение закона, исполнение приказа, необходимая оборона, принуждение, крайняя необходимость).

Современное уголовное законодательство большинства стран также характеризуется многооб­разием систем обстоятельств, исключающих преступность деяния. Так, Уголовный кодекс Франции (1992 г.

) в числе таких называет принуждение, непреодолимую силу, фактическую ошибку, исполнение приказа, правомерную защиту, наступившую или неминуемую опасность (крайняя необходимость).

А один из последних вариантов проекта Уголовного кодекса России (не одобренный законодателем) включал следующие обстоятельства: необхо­димая оборона, причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, крайняя необходимость, физическое или психическое принуждение, обоснованный риск, исполнение приказа, согласие потерпевшего.

https://www.youtube.com/watch?v=43KFAOZBddo

В ст. 156 Артикула Воинского Петра I, который был издан в 1715 г.

, мы можем встретить следующее положение: «Кто прямое оборонительное супротивление для обороны живота своего учинит, и онаго, кто его к сему принудил, убьет, оный от всякого наказания свободен». Как мы видим, и три века назад состояние необходимой обороны освобождало от уголовной ответственности.

Ст. 21 главы XXII Соборного Уложения 1649 г. гласит следующее: «А будет чей человек убьет кого нибудь до смерти, или ранит, обороняя того, кому он служит, и тому человеку того в вину не ставить, а спрашивать того убийства на том, кому он служит».

Здесь мы видим своеобразное сочетание двух современных обстоятельств, исключающих вину лица, – необходимой обороны и исполнение приказа или распоряжения.

Это доказывается положениями следующей статьи этого документа, которая устанавливает ответственность лица, защищавшего своего хозяина без его ведома: «А будет он над кем смертное убийство учинит своим умышлением, без ведома того, кому он служит… тому, чей тот человек, того убийственного дела в вину не ставить, а человека его, которой такое смертное убийство учинит, казнити смертию».

И, наконец, очень своеобразное обстоятельство, исключающее уголовную ответственность, отражено в одном из самых древних памятников русского права – «Русской Правде». Ст.

26 Пространной редакции этого документа говорит: «Если же обиженный [ударом палки, чаши, рога или тупой стороны меча – ст.

Читайте также  Задачей уголовного процесса является правильное применение законов

25], не стерпев, в отместку, сам ударит мечом, то того в вину ему не ставить».

Такой подход, разрешающий и даже одобряющий месть, весьма типичен для тех языческих времён, но, к счастью, не применяется в современном российском уголовном законодательстве.

Как справедливо отмечает А. В. Наумов, время «работает» на расширение регламентации в законе круга указанных обстоятельств[3].

Новый Уголовный кодекс Российской Федера­ции, как известно, действует с 1 января 1997 г. Он, насколько это было возможно, приведён в соответствие с реалиями сегодняшней жизни.

Форму­ла взаимоотношений в цепочке: личность – об­щество – государство обрела свою динамику. Одно из доказательств этого – существенное расширение перечня обстоя­тельств, исключающих преступность деяния.

В перечне содер­жатся такие новые обстоятельства, как причине­ние вреда при задержании лица, совершившего преступление, физическое или психическое принуждение, обоснованный риск, исполнение приказа или распоряжения. Претерпели сущест­венные изменения и традиционные моменты – необходимая оборона и крайняя необходимость.

Работа законодателя в области следования правовым и общечеловеческим принципам привела к тому, что УК РФ 1996 г., в отличие от ранее действовавшего уголовного закона, называет шесть обстоятельств, исключающих преступность деяния:

необходимая оборона (ст. 37);

причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление (ст. 38);

крайняя необходимость (ст. 39);

физическое и психическое принуждение (ст. 40);

обоснованный риск (ст. 41);

исполнение приказа или распоряжения (ст. 42).

В теории уголовного права называются и иные, помимо на­званных, обстоятельства, исключающие преступность деяния, в том числе: согласие потерпевшего, осуществление общественно полез­ных профессиональных функций, осуществление своего права, ис­полнение закона[4]. Кандидат юридических наук, сотрудник ФСБ В. И. Михайлов предлагает также ввести такое обстоятельство, как выполнение служебных обязанностей или общественного долга. В доказательство своего мнения он приводит примеры из практики правоохранительных органов Российской Федерации и зарубежных государств.

Например, в оперативной деятельности встречаются ситуации, когда в целях защиты жизни людей вынужденно приходится совершать действия, хотя и направленные на причинение реального вреда, но вне рамок норм о необходимой обороне и крайней необходимости. В качестве примера таких острых оперативных мероприятий можно привести внедрение и контролируемую поставку. Причем применяются они давно и не только российскими специальными службами. Так, в одной из публикаций рассказывалось об американском полицейском, который «под видом мелкого дельца промышлял на улицах торговлей наркотиками, выявляя тех, кто занимался этим по-настоящему». Благодаря такой операции «за решетку попало несколько десятков значительных торговцев» и был ликвидирован «канал поступления наркотиков»[5]. Бесспорно, распространяя наркотики, полицейский реально причинял вред. Но его поступки оценивались без учёта положений о крайней необ­ходимости и необходимой обороне, и согласно уголовному законодательству штата Нью-Йорк он не вышел за рамки «правомерной провокации». Естественно, и в других сферах человеческой деятельности, в частности и в России, имеются аналогичные случаи, и они не единичны.

На практике же вышеперечисленные обстоятельства не нашли своего отражения.

Статьи УК РФ, раскрывающие нам содержание обстоятельств, исключающих преступность деяния, являются диспозитивными нормами, то есть позволяют лицу в каждом конкретном случае выбирать между несколькими вариантами поведения, не предписывая чётко определённых и безальтернативных действий. И такой подход в полной мере отражает принципы гуманизма и справедливости, отражённые в первой главе УК РФ. Они справедливы по отношению к лицу, к примеру, подвергшемуся нападению, потому что позволяют ему защищать свою жизнь и здоровье любыми средствами. Гуманизм же здесь присутствует по отношению к нападающему, так как потерпевшему не дано прямого указания убивать его или причинять вред его здоровью.

Источник: http://MirZnanii.com/a/186835/obstoyatelstva-isklyuchayushchie-ugolovnuyu-otvetstvennost

Обстоятельства, исключающие преступность деяния

Какие условия исключают уголовную ответственность?

Не является преступлением действие, хотя и подпадающее под признаки деяния, предусмотренного уголовным законом, но представляющее собой обоснованный риск для достижения общественно полезной цели.

1. Закон требует, чтобы риск соответствовал современным научно-техническим знаниям и опыту.

Конечно, риск обязательно связан с выходом за границы неизвестного, иначе это будет уже не риск.

Но тем не менее он должен быть обоснован, небеспочвенен, не должен противоречить знаниям и опыту. Не считается оправданным риск человека, полагающегося на авось.

Читайте также  Существенный вред в уголовном праве

2. Целью риска должно быть достижение какого-либо общественного блага.

3. Общественно полезная цель не могла быть достигнута не связанными с риском действиями (бездействием). Кроме того, средства должны быть соразмерны цели, т. е.

для достижения незначительной цели недопустим серьезный риск. В любом случае должен выбираться наименее опасный путь.

Если при этом создается угроза жизни человека, то, как правило, требуется согласие этого человека.

4. Лицо приняло все меры, чтобы избежать неблагоприятных последствий, имеет серьезные основания надеяться на лучший исход.

Нельзя считать оправданным такой риск, который заведомо был сопряжен с угрозой экологической катастрофы или общественного бедствия, угрозой для жизни многих людей.

15 декабря 1938 г. во время испытательного полета на истребителе И-180 Поликарпова разбился В. Чкалов. Выяснилось следующее. Система охлаждения мотора была смонтирована не полностью. Во время полета он перегрелся и заглох.

Шасси были смонтированы без расчета на их уборку, что также способствовало перегреву мотора и препятствовало планированию самолета на аэродром, недалеко от которого и разбился В. Чкалов.

Начальник летно-испытательных работ направил директору авиационного завода докладную записку, в которой отмечал недопустимость полетов в таких условиях. Однако конструктор самолета Н. Поликарпов настоял на вылете.

В рассматриваемом случае имело место превышение обоснованного риска, что привело к гибели летчика.

Физическое или психическое принуждение

Лицо только тогда может быть привлечено к уголовной ответственности, когда в деянии проявились его сознание и воля.

Если же его воля была парализована и у него не оставалось выбора между преступным и правомерным поведением, то подвергать его уголовному преследованию было бы несправедливо.

Принуждение лица к причинению вреда правоохраняемым интересам заключается в применении по отношению к нему методов физического или психического воздействия.

Такое принуждение может выражаться как в физическом насилии (побои, пытки, причинение телесных повреждений, незаконное лишение свободы и др.

), так и в психическом воздействии (угрозы, объектом которых могут стать безопасность жизни, здоровья, честь, достоинство, имущественные интересы и др.).

Причинение вреда охраняемым законом интересам в результате физического принуждения, если вследствие такого принуждения лицо не могло руководить своими действиями, не является преступлением.

Таким образом, если в результате физического принуждения воля лица была полностью парализована, оно действовало под влиянием непреодолимой силы, что исключает его уголовную ответственность.

Психическое принуждение не лишает полностью возможности руководства своими действиями, поэтому по отношению к данному случаю, а также по отношению к ситуации физического принуждения, полностью не парализовавшего волю причинителя вреда, применяются другие правила — правила о крайней необходимости. Если путем причинения вреда правоохраняемым интересам избегается непосредственная угроза причинения более существенного вреда, то такое причинение вреда не является преступлением.

Исполнение приказа или распоряжения

Под приказом (распоряжением) понимается обязательное для исполнения требование, предъявляемое начальником к подчиненному. Такое требование может быть как устным, так и письменным.

Приказ или распоряжение — это прежде всего проявление воли начальника.

Значимость воли исполнителя приказа, а следовательно, ее соотношение с волей начальника и возможность привлечения исполнителя к уголовной ответственности определяются такими факторами, как степень обязательности приказа (распоряжения) (сравним, например, приказ командира на военной службе и распоряжение начальника на гражданской службе), а также осведомленность подчиненного о противоправности приказа (распоряжения). Понятно, что при убежденности подчиненного в их законности у него не возникает и мысли об их неисполнении. Поэтому за исполнение такого приказа лицо не несет уголовной ответственности, а уголовному преследованию подвергается начальник, отдавший преступный приказ.

Другое дело, когда исполнитель был осведомлен о преступности приказа и совершил преступление во исполнение данного приказа.

Такие лица несут ответственность на общих основаниях.

Правда, в зависимости от значимости возможных санкций за неисполнение приказа к ним могут быть применены нормы о психическом принуждении и крайней необходимости.

Общая характеристика обстоятельств, исключающих преступность деяния

Следственно-судебная практика встречается со случаями причинения вреда охраняемым уголовным законом интересам и ценностям при обстоятельствах извинительного характера, когда такой вред причиняется по общественно одобряемым мотивам в интересах личности, общества либо государства.

Социально-правовая оценка подобных действий связана с их нравственно-психологической характеристикой. При совершении таких действий (бездействия) лицо руководствуется нравственно оправданными мотивами в общественно полезных целях.

Подобные действия (бездействие) лишены общественной опасности, а с точки зрения уголовного права — и противоправности. В УК такие действия (бездействие) называются обстоятельствами, исключающими преступность деяния.

В числе обстоятельств, исключающих преступность деяния, в гл. 8 УК называются необходимая оборона (ст. 37), причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление (ст.

38), крайняя необходимость (ст. 39), физическое и психическое принуждение (ст. 40), обоснованный риск (ст. 41), исполнение приказа или распоряжения (ст.

Читайте также  Бремя доказывания в уголовном процессе

42).

В литературе к таким обстоятельствам относят также согласие потерпевшего (А.Н. Красиков и др.).

Для такой оценки согласия потерпевшего имеются правовые основания, предусматриваемые в ч. 2 ст. 20 УПК.

Во всех названных выше случаях речь идет о действиях, признаваемых общественно полезными либо нравственно оправданными.

Уголовно-правовое значение обстоятельств, исключающих преступность деяния, имеет неоценимое значение в жизни каждого человека и гражданина, поскольку каждый может оказаться в ситуации причинения вреда охраняемым уголовным законом интересам других лиц при извинительных обстоятельствах. Поэтому правильное понимание и применение норм уголовного закона об обстоятельствах, исключающих преступность деяния, должно содействовать предупреждению случаев необоснованного привлечения к ответственности людей, совершивших социально полезные действия, хотя и причинившие вред. Уголовно-правовые нормы об обстоятельствах, исключающих преступность деяния, должны стимулировать формирование у населения активной жизненной позиции, воспитывать граждан в духе противодействия преступлениям, проявления предпринимательской и профессиональной инициативы в общественно полезных целях и интересах личности, общества и государства.

Иные обстоятельства, исключающие преступность деяния

Физическое или психическое принуждение. Как предусматривается вч. I ст.

40 УК, не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате физического принуждения, если вследствие такого принуждения лицо не могло руководить своими действиями (бездействием).

Вопрос об уголовной ответственности за причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате психического, а также физического принуждения, вследствие которого лицо сохранило возможность руководить своими действиями, решается с учетом положений ст. 39 УК.

Обоснованный риск. Согласно ч. 1 ст. 41 УК не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам при обоснованном риске для достижения общественно полезной цели.

Практика показывает, что общественный и научно-технический прогресс нередко сопряжены с риском для жизни и здоровья как самих лиц, прибегающих к соответствующим действиям, так и для окружающих. Однако без обращения к рискованным действиям было бы невозможно познать и решить многие явления и проблемы и использовать их в интересах общественного прогресса. Поэтому положения уголовного закона об обоснованном риске следует рассматривать как средство стимулирования творческих людей к поиску новых технических и иных решений и познанию неизведанного.

В соответствии с ч.

2 данной статьи риск признается обоснованным, если указанная цель не могла быть достигнута не связанными с риском действиями (бездействием) и лицо, допустившее риск, предприняло достаточные меры для предотвращения вреда охраняемым уголовным законом интересам. Вместе с тем риск не признается обоснованным, если он заведомо был сопряжен с угрозой для жизни многих людей, с угрозой экологической катастрофы или общественного бедствия.

Исполнение приказа или распоряжения. В соответствии с ч. 1 ст.

42 УК не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лиц, действующим во исполнение обязательных для пего приказа или распоряжения.

Уголовную ответственность за причинение такого вреда несет лицо, отдавшее незаконные приказ или распоряжение.

В ч.

2 указанной статьи сказано, что лицо, совершившее умышленное преступление во исполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения, несет уголовную ответственность на общих основаниях. Неисполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения исключают уголовную ответственность.

Согласие потерпевшего. Согласно п. 5 ч. 1 ст.

24 УПК уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное дело подлежит прекращению в связи с отсутствием заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 309 УПК.

Отсутствие у потерпевшего желания подавать жалобу на лицо, причинившее вред его охраняемым уголовным законом интересам, в науке уголовного и уголовно-процессуального права расценивается как согласие потерпевшего с причинением ему этого вреда.

Поэтому согласие потерпевшего рассматривается как обстоятельство, исключающее преступность содеянного.

Однако применение этого права в российском уголовном праве весьма ограничено (по делам о причинении легкого вреда здоровью, клевете и оскорблении, изнасиловании без отягчающих обстоятельств).

В литературе ставится вопрос о расширении применения согласия потерпевшего в качестве обстоятельства, исключающего преступность деяния, в частности, по проблеме эвтаназии (о лишении жизни неизлечимого больного по его просьбе).

Источник: http://www.grandars.ru/college/pravovedenie/isklyuchenie-prestupnosti-d.html